+38 (044) 238 00 03
г. Киев, пр. Победы 21-А, букв."А" оф.1
     
Юлия Дузь, адвокат Адвокатского бюро Елены Бабич для газеты «Зеркало недели. Украина»
 
В прошлое воскресенье улицами Киева в рамках форума "КиевПрайд" прошел Марш равенства под лозунгом "Страна свободных. Будь собой".

По требованию Европейского парламента в этом году к 20-минутному Маршу приобщились политики, правозащитники, работники иностранных дипломатических представительств и международных организаций. Небывалые меры безопасности предприняла Нацполиция, которая довольно удачно применяла превентивные меры по выявлению противников Марша, предотвращению насильственных действий и задержанию правонарушителей.

17 июня стало сигналом к неминуемой легализации в Украине однополых отношений. Европейское сообщество в который раз напомнило о плане Национальной стратегии по правам человека, конечный срок выполнения которого можно ожидать в 2019 г. В этом плане предполагается утверждение гражданского партнерства на законодательном уровне. Чем ближе сроки выполнения, тем громче звучат требования внести соответствующий законопроект, авторство за который боятся взять на себя наши народные избранники.

Все мы помним прошлогоднюю историю с ратификацией Стамбульской конвенции, которая не состоялась исключительно из-за одного-единственного понятия — "гендер", в котором особенно заинтересованные лица увидели намек на узаконение однополых отношений.

За несколько дней до Марша в информационном пространстве появились победные посты, что Министерство юстиции подготовило законопроект о легализации гражданского партнерства. Когда волна этой вести стала угрожающей, юстиция срочно поспешила опровергнуть данную информацию, ссылаясь на то, что во время проведения круглого стола по реализации Нацстратегии в сфере прав человека слова руководителя Директората по правам человека, доступа к правосудию и правовой осведомленности Владислава Власюка были неправильно истолкованы. Он подчеркнул, что у этого пункта плана есть много противников, требующих изъять его. Но, несмотря на их позицию, указанное требование будет реализовано в четвертом квартале 2019 г. под видом разработки и представления на рассмотрение законопроекта о легализации в Украине зарегистрированного гражданского партнерства разнополых и однополых пар.

Такие "качели" в вопросе законопроекта свидетельствуют, что ему быть, и это является необходимостью нашего демократического европейского общества. Остается самое сложное — в какой форме донести неизбежность этого процесса украинцам и нашей церкви?

Сейчас отмечается очень высокий уровень толерантности молодого украинского общества к теме однополых отношений. Агрессивных противников ЛГБТ все чаще осуждают, признавая их методы противостояния насильственными, нарушающими права человека. И это положительная тенденция.
 
Вместе с тем следует отметить низкий уровень диалога с общественностью по этому вопросу, поскольку даже те, кто адекватно воспринимает однополые пары, поддаются стереотипным утверждениям об угрозе таких отношений будущему поколению и нравственности в целом.
 
Что раздражает население в указанном вопросе больше всего?

Марш равенства — провокационный и аморальный.

На это можно сказать только одно: украинский Марш за равенство нынешнего года, по сравнению с прайд-парадами в других странах, — сама добродетель. Да, есть определенный символизм в переодетых, чрезмерно обнаженных участниках таких парадов, но эти проявления может урегулировать государство введением четкой цензуры и запретов на определенные публичные действия.

Во всем мире такие марши — незаурядная проблема полиции, потому что, как и все массовые мероприятия, угрожают нарушением общественного порядка. Взять, к примеру, футбольных болельщиков: пока они мирно выкрикивают лозунги и размахивают символикой — все в пределах законности, но стоит мелкой провокации посягнуть на чьих-то любимцев — конфликт с потасовками, поджогами, уничтожением имущества неминуем. Все помнят парк Шевченко после мирного отдыха в нем футбольных фанов?

Поэтому воспринимать такие мероприятия необходимо исключительно с точки зрения массового собрания людей, с применением усиленных мер безопасности.

Следующее опасение украинцев — однополые пары могут воспитать только себе подобных.

Странное предположение, особенно с учетом того, что большинство представителей ЛГБТ в возрасте старше 20 лет воспитаны в традиционных семьях или же мамами-одиночками. Мы не найдем ни одной семьи, которая бы навязывала своему ребенку отношения исключительно с представителями одного пола. Наоборот, своим примером они показывали именно модель классического брака или поиска и попыток завязать отношения именно с противоположным полом.

К тому же, если уж на то пошло, признание гражданского партнерства не распространяется на право опеки и усыновления. Хотя кому-кому, а украинцам абсолютно не стоит об этом волноваться, поскольку в вопросе опеки у нас много претензий к качеству воспитания и содержания детей разнополыми родителями. Детей, находящихся в сложных жизненных обстоятельствах, детей-сирот или детей, чьи родители лишены родительских прав, очень много. И эти дети рождались в традиционных браках, в отношениях между женщиной и мужчиной.

Как свидетельствует практика, однополые пары подходят к вопросу воспитания детей очень сознательно и взвешенно. К такому шагу готовы пары, которые находятся в продолжительных отношениях и имеют уровень жизненного опыта, позволяющий им полноценно взять на себя ответственность за судьбу какого-то ребенка.

Должна разочаровать украинцев, — несмотря на непризнание, однополые пары, которые очень хотят воспитывать ребенка, реализовывают это даже в Украине.
 
Очередное предостережение украинцев — такие отношения могут оборвать продолжение рода, родители не дождутся внуков.

Уровень вспомогательных репродуктивных технологий в Украине позволяет реализовать любую фантазию, были бы желание и деньги. Кровное родство без телесного контакта уже давно стало возможным, на него незаурядный спрос в нашем обществе, потому что не только у однополых пар бывают проблемы с оплодотворением и рождением. Бесплодие уже давно не является приговором и успешно лечится в Украине.
 
Последний аргумент, не дающий покоя нашему обществу, — это отвратительность именно половых отношений в таких парах.

Что здесь можно сказать, у украинцев очень развито воображение. Попробуйте пофантазировать на тему сексуальных развлечений соседней семейной пары! На определенных стоп-кадрах они также станут вам отвратительными. А если каждый вспомнит свои героические подвиги? Потому лучше научиться сдерживать воображение и меньше размышлять над способами полового удовлетворения, а больше концентрироваться на проблеме механизмов защиты прав однополых пар, которые уже давно среди нас и чувствуют себя не очень уютно в нашем правовом государстве.
 
Вообще, Украина — государство тотальных механизмов и схем. И это далеко не нормы закона. В основном каждое право и обязанность, закрепленные в наших законах, требуют незаурядной ловкости и витиеватости в применении. У нас уникальные по природе коррупционные схемы; мы научились удачно получать в собственность имущество без каких-либо нотариальных правомочий, путем незначительной коррекции в государственных реестрах вещных прав.

Как же сегодня живется однополым парам в Украине?

Конечно, никаких прямых запретов таких отношений в законе нет, но и признания, а тем более защиты их прав — тоже.

Такие пары, как и все нормальные люди, которые продолжительное время живут вместе, ведут общее хозяйство, имеют общее жилье, бюджет, поддерживают и заботятся друг о друге, хотят иметь определенную правовую форму своих отношений с установленными законом правами и обязанностями относительно друг друга.

Прежде всего это касается имущественных прав. Фактически на сегодняшний день к приобретенному однополыми парами имуществу нельзя применить принцип общей совместной собственности, а потому правовой режим владения, пользования и распоряжения имуществом они могут устанавливать исключительно относительно каждого отдельного объекта отдельно. Это значит, что таким лицам приходится либо определять вид общей собственности в момент обретения, либо же прибегать к разному роду схемам отчуждения долей с обязательной уплатой государственной пошлины не как для родственников.

Кроме того, однополые пары не имеют права наследовать друг за другом, поскольку, по закону, не являются родственниками ни одной из очередей. Посему урегулировать этот вопрос они могут исключительно завещанием. Но смерть ведь не ждет нотариальной заверки воли наследодателя!
 
Однополые пары не отличаются какой-либо особенностью межчеловеческих отношений, — они так же могут расходиться из-за обид и измен. В таких продолжительных отношениях нередко возникают ситуации, когда один из партнеров может нуждаться в дальнейшем материальном содержании, определенных компенсациях. Насилие в таких отношениях тоже случается, но рассчитывать на возможность его признания домашним — невозможно. Поскольку у таких пар нет статуса, и в таких ситуациях они беззащитны.

Равно как и в лечении, свидетельствах в правоохранительных и судебных органах. На сегодняшний день получается, что за отказ свидетельствовать друг против друга парам, которые живут фактически семьей, делят хлеб и ложе, предусмотрена уголовная ответственность.

Усыновление и опека однополыми парами тоже не предусмотрены законом. Поэтому для реализации отцовства и материнства им приходится прибегать к фиктивным бракам, суррогатному материнству. Фиктивные браки открывают возможности и к усыновлению. И, несмотря на ответственный контроль со стороны органов опеки и попечительства, ни у кого из них не поднимется рука в дальнейшем отобрать ребенка у такой пары, если во время проверок они будут отмечать надлежащий уровень благополучия ребенка и его привязанность к родителям, пусть даже однополым. Службе по делам детей всегда есть с чем сравнивать качество воспитания и уровень благополучия ребенка. Примеров равнодушия, уклонения, пренебрежения родительскими обязанностями со стороны разнополых родителей очень много.

Когда перечисляешь проблемы однополых пар, приходишь к выводу, что эти люди словно находятся в каком-то социальном изгнании, их принуждают к кощунству и лжи ради эфемерного общественного блага. Подыгрывая нам, так сказать, "нормальным", склоняясь под суровыми взглядами кем-то выдуманной нравственности, им остается или в самом деле сойти с ума, или же добиться от нас, "нормальных", права быть равными.

В этом вопросе их путь в реалиях Украины — абсолютно правильный и оправданный. За признанием гражданского партнерства стоит сознательный и мудрый компромисс государства, заключающийся в признании давно существующего факта и поэтапном примирении с противниками равенства. Некая медиация на государственном уровне.

Дав право на гражданское партнерство, наше государство оставит за собой только одно ограничение — относительно детей. И здесь надо согласиться. Процессы усыновления и опеки должны решаться исключительно в интересах детей. Если однополая пара может создать хотя бы одному ребенку надежный, надлежащий уровень воспитания и содержания, то этого нельзя запрещать. Проблема в другом.

В Украине нет сумасшедших очередей на усыновление именно украинцами. Однополые пары в нашем государстве — тоже украинские, а потому к вопросу детей относятся так же, как и все остальные, с учетом условий, в которых они живут и работают в нашем государстве.

Суррогатное материнство, усыновление в Украине более привлекательны именно для иностранцев. Потому такая щедрость в правах для однополых пар может создать платформу для очередных схем незаконного бизнеса. Оценивая качество уже состоявшихся реформаторских законодательных изменений, трудно избежать опасения, что очередная громкая норма привычно родится без механизма выполнения и контроля, поэтому спешить в нашем случае не целесообразно. Компромисс — вот лозунг украинских реформ и нацстратегий. Между кем и чем — решайте сами.