+38 (044) 238 00 03
г. Киев, пр. Победы 21-А, букв."А" оф.1
     
Интервью адвоката Елены Бабич для журнала "Приватний лікар"
 
Ставшее модным трендом медицинское право таит в себе множество коллизий и проблем, остается запутанным и противоречивым. Разобраться в потребностях и тенденциях на стыке медицинской и юридической отраслей редакции ПЛ помогала юрист и адвокат, руководитель Адвокатского бюро, член правления Ассоциации частных медицинских учреждений Украины Елена Бабич.
 
ПЛ: Елена, испытывали ли вы когда-нибудь желание стать медиком?
Е. Б.: С самого детства мне очень нравилась профессия врача, но поскольку все в семье были юристы, то моя будущая профессия была изначально предопределена. К медицине я всегда испытывала трепетное отношение и, наверное, потому и нашла себя вот в такой ипостаси – каждый день в своей работе я «соприкасаюсь» с медициной, но как юрист.
 
ПЛ: Вы входите в число основателей Ассоциации частных медицинских учреждений Украины и являетесь членом Правления. Ради чего создавалась эта организация и какие цели перед собой ставит?
Е. Б.: Идея создать такое общественное объединение давно витала в воздухе. Мне выпала честь быть в инициативной группе, которая собрала представителей ведущих частных лечебных учреждений, потому что попытки создавать такие организации предпринимались неоднократно, однако основные игроки на рынке частной медицины зачастую даже о них не знали.

Из основных целей создания ассоциации было собрать представителей частного медицинского рынка в действенную организацию, в которой при необходимости они могли получить разностороннюю помощь и поддержку, в том числе юридическую, и при необходимости получить защиту своих интересов в органах государственной власти, органах местного самоуправления. Например, когда к тому или иному лечебному учреждению со стороны государства, проверяющих и контролирующих органов вдруг выдвигаются не совсем законные претензии, как бывает у нас на рынке.

Среди целей создания ассоциации также построение системы здравоохранения Украины, в которой частные медицинские учреждения имеют равные возможности наряду с государственным сектором медицины, сотрудничество с органами власти по вопросам нормативно-правового регулирования сферы медицины. Кроме того, у игроков частного рынка есть одинаковые проблемы, и Ассоциация - это площадка, чтобы вместе находить пути решения этих проблем.

Сейчас в рамках Ассоциации успешно проходит Школа медицинских сестер, запланированы уже третий и четвертый учебные циклы. Среди наших целей — получить аккредитацию для этой школы, чтобы участие в ней было не просто получением полезных знаний и навыков, а повышением квалификации медсестер, качество которого подтверждалось бы официальным сертификатом.

Таким образом, наша Ассоциация — это площадка для общения, обмена опытом и взаимопомощи для представителей частного медицинского сектора. Ассоциация старается поднимать актуальные вопросы частной медицины не только в кругу «своих», а и на других уровнях – и в рабочих группах, и в комитетах Верховной Рады.

ПЛ: Насколько на законодательном уровне и в правительстве слышат представителей медицины, разрабатывая соответствующие нормативные акты?
Е. Б.: Сейчас медицину, к сожалению, практически не слышат. Впрочем, так было всегда. По поводу государственной медицины еще считалось, что к ней нужно прислушиваться и ее нужно реформировать, а частники сами по себе как-то выживут. Правда, в последнее время есть небольшие изменения в этом плане, например, в конце 2015 года к работе над изменением лицензионных условий были привлечены представители частной медицины, и их точка зрения впервые была услышана. Я также была среди членов рабочей группы Министерства здравоохранения и могу сказать, что в данном случае министерство максимально учло предложения практиков из частной медицины, у которых, кстати, есть и европейский опыт, и в результате последние лицензионные условия были максимально упрощены. Конечно до идеала еще очень далеко, но они значительно проще предыдущих, с более понятными и однозначными формулировками.

ПЛ: Таким образом, ваше участие в этом процессе дало свои плода, и можно сказать, что упрощение лицензионных условий повлияет на ход реформы для частной медицины?
Е. Б.: Действительно, есть и мой определенный вклад в том, что этот инструмент упростили, чтобы минимизировать возможности злоупотреблять им со стороны госорганов, в частности министерства здравоохранения и трактовать двоякие, неоднозначные положения не в пользу лицензиатов.
Конечно, работа министерства все равно оставляет желать лучшего, прежде всего — его коммуникация с представителями частной медицины. Проблемы были и они остаются. По-прежнему нет открытости и ощущения игры на одном поле, где бесконечно играют разные команды — каждая по своим правилам. Выходит так, что само министерство не вместе с частной медициной, а иногда даже против нее.

ПЛ: Елена, что, на ваш взгляд, представляет для собственника большую опасность — коллизии налогового законодательства, инвестиционной привлекательности или какие-либо юридические моменты?
Е. Б.: Представителей частного медицинского бизнеса преследует все — и налоговая, и министерство здравоохранения — как лицензиата, и контролирующие органы. Вести бизнес сегодня очень сложно. А медицинский бизнес усложняется тем, что это еще и работа с пациентами. Сейчас у нас очень много адвокатов пациентов. У многих моих коллег медицинское право ассоциируется прежде всего с защитой прав пациента. Много пациентских организаций, которые защищают права пациента, и наоборот — мало и юристов, и организаций, которые защищают права врачей и медицинских учреждений.

Врач и клиника — для меня тождественные понятия, они выступают как одна сторона, ибо за врача в первую очередь несет ответственность клиника, с которой он пребывает в трудовых отношениях, а сам врач несет уголовную ответственность. Сейчас чаша весов не уравновешена, потому что права пациента больше защищены. Даже в свете реформы мы говорим о защите прав пациента, но все забывают о защите прав врача. Свой выбор – всегда отстаивать сторону врача в конфликтах с пациентами, я сделала давно, в самом начале работы в сфере медицинского права.

ПЛ: Существуют ли документы, регламентирующие права врача?
Е. Б.: Есть Основы законодательства Украины об охране здоровья, которые регламентируют права как пациентов, так и врачей. И прав врача в лечебном процессе на самом деле не так-то много. Мы не говорим сейчас о социальных правах, которые носят больше все же декларативный характер. В лечебном процессе у врача есть буквально два права — отказаться от пациента, если тот не исполняет его рекомендаций, и ограничить информацию, если такая информация может усугубить состояние здоровья пациента. Фактически это все. В конфликтной ситуации без юриста разобраться в той или иной ситуации врачу самостоятельно бывает очень сложно.

ПЛ: Какие законы необходимо принять, а какие нормы и положения отменить, чтобы отрасль медицины имела возможность развиваться?
Е. Б.: Очень сложно ответить вот так однозначно, что вот нужно принять вот этот закон и этот и медицина будет развиваться. К изменению нормативно-правовой базы, которая регламентирует отрасль медицины, нужно подходить комплексно. Большая часть нормативно-правовых актов принята десятилетия назад и достаточно устарела.

Если говорить о медицинской реформе, то на сегодня два основных закона приняты, и теперь на их исполнение нужно принимать целый ряд подзаконных актов. Пойдет ли реформа вперед или остановится, теперь зависит от того, как Кабинет министров примет «дорожные карты» для исполнения этих законов и насколько эффективными они будут и уже в процессе ее реализации определять, где слабые места, что не получается, и все это корректировать.

Конечно, другие законы тоже стоило бы основательно пересмотреть, в том числе Основы законодательства Украины об охране здоровья — с точки зрения модернизации в целом. Права врачей, права пациентов, множество моментов в практической медицине, которые остаются не урегулированными - причем мы говорим о повседневной работе любого врача.

ПЛ: Какие конфликтные ситуации в области медицинского права наиболее типичны для Украины?
Е. Б.: Предоставление медицинской помощи ненадлежащего качества. Самый большой объем споров и судебных исков — это именно случаи, когда пациент недоволен предоставленной медицинской услугой или медицинской помощью, ее качеством, результатом, осложнениями. Такие иски могут быть как обоснованными, так и необоснованными. Разобраться в этом — задача юриста, который их сопровождает. Зачастую эти иски необоснованные.

Нужно сказать, что медицина — это такая сфера, где имеют значение эмоции, то, что кто-то сказал пациенту или, наоборот, не сказал. По моим наблюдениям, в 80% причиной иска пациента к медицинскому учреждению является нарушение врачами принципа деонтологии по отношению к своим же коллегам. Ведь с чего начинается иск? Когда пациент, который чем-то недоволен или в чем-то не уверен, приходит к другому врачу, то слышит от него, что все делалось неправильно и его предшественники — просто какие-то «коновалы». Это иногда прямым текстом написано в самом иске: «Мне в другой клинике сказали, что врач все сделал неправильно...»

Поэтому, чтобы защититься докторам в целом, нужно понимать, что все «в одной лодке», и стараться избегать оценочных суждений по отношению к лечению другого специалиста. Ведь не всегда даже врачу может быть понятно, чем руководствовался его коллега, который делал то или иное назначение. Не нужно делать скоропалительных выводов. И даже когда врач понимает те или иные недостатки предыдущего лечения, не стоит пациенту все это так эмоционально выкладывать и представлять в негативном свете, потому что зачастую, скажу из практики, оснований для этого нет.

ПЛ: Таким образом, половина конфликтных ситуаций корнями уходит в деонтологию и коммуникацию?
Е. Б.: Да, именно так.

ПЛ: Как в настоящий момент обстоит дело с защитой прав медицинских работников и учреждений?
Е. Б.: В существующем правовом поле все очень сложно. На сегодняшний день механизмы защиты врачей на государственном уровне как таковые отсутствуют. Конечно, есть набор нормативно-правовых документов, где прописаны права пациентов и врачей, но если вдруг что-то пошло не так, то и в государственной медицине, и зачастую в частной медицине врач остается один на один со своими проблемами, и даже его руководитель от него открещивается. А министерство здравоохранения, департаменты здравоохранения помимо того, что они контролируют, должно быть еще и теми органами, которые помогает лицензиатам в тех или иных вопросах – и государственным, и частным. А то, что мы видим в повседневной деятельности, — чиновники иногда даже при отсутствии реальной вины врача или лечебного учреждения становятся на сторону пациента и даже не пытаются объективно разобраться, выступая больше как карательная машина. Поэтому очень важна квалифицированная юридическая помощь специалиста, который поможет разобраться в ситуации, защитить врача и лечебное учреждение как от необоснованных претензий пациента, так и от нападок со стороны государственных органов.